Навигация

Подписаться на рассылку

Темы форума

Последние статьи

Table './elmoran_proobzor/fusion_articles' is marked as crashed and should be repaired
Нет статей

Случайная картинка

Случайный анекдот

Девушка садится к своему парню в машину. Он с печальным видом ей сообщает:
— У меня неприятность...
Де вушка:
— Что такое?
Парень грустно:
— Да вот, послушай...
Включа ет песню Данко "Малыш". Текст: "Твой малыш растет не по годам и уже читает по слогам, озорной и добрый мальчуган — твой малыш... И когда с ним за руку идешь — никого счастливей не найдешь, мог бы на меня он быть похож — твой малыш".
Девуш ка в ступоре — "И когда это вы, мужики, все успеваете!.." Чуть не плачет от обиды и злости.
А парень — так же печально:
— Послушала? По-моему у меня правая колонка шумит, да?

Doberman 27-08-2013 17:35

Просмотреть все »

Авторизация

Логин

Пароль



Забыли пароль?
Запросите новый здесь.

Совет

Мини-чат

Вы должны авторизироваться, чтобы добавить сообщение.

13-01-2017 19:37
Со старым новым годомЙ

11-03-2013 17:05
Народ!!! Весна пришла. УРА

05-08-2011 18:04
Ура жара спала... купальный сезон закрыт

16-04-2011 21:02
Весна пришла!

22-11-2010 18:18
Эх, еще бы такая осень подержалась...

Архив чата

Счётчики


Рассылка 'Анекдоты о жизни'
Rambler's Top100

Нам помогают

Table './elmoran_proobzor/fusion_online' is marked as crashed and should be repairedTable './elmoran_proobzor/fusion_online' is marked as crashed and should be repairedTable './elmoran_proobzor/fusion_online' is marked as crashed and should be repaired

Сейчас на сайте

Table './elmoran_proobzor/fusion_online' is marked as crashed and should be repairedTable './elmoran_proobzor/fusion_online' is marked as crashed and should be repaired· Гостей: 0

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 352
· Новый пользователь: vessita

«В кино началась деглобализация», — Тимур Бекмамбетов, режиссер и продюсер

Новости кино
Голливудские звезды скоро погаснут, а моду в кинематографе начнет задавать Россия, обещает самый успешный кинорежиссер страны

Его фильмы «Ночной дозор», «Дневной дозор» и «Ирония судьбы. Продолжение» собрали в прокате суммы, в несколько раз превысившие инвестиции. «Ночной дозор» стал первым российским фильмом, получившим большие сборы за границей. Студия Universal позвала Бекмамбетова в Голливуд. Сейчас он снимает остросюжетный боевик Wanted (появится в прокате летом) с небывалым для голливудского дебютанта бюджетом в $150 млн. Живет Бекмамбетов преимущественно в Лос-Анджелесе, в Москве бывает только по делам и с трудом выкраивает 40 минут в своем графике для интервью «Ведомостям».

– Реально ли добиться от вашего голливудского фильма доходности, аналогичной прежним российским проектам?

– Я делаю фильм в первую очередь для русского зрителя. Чтобы фильм можно было назвать коммерчески успешным, он должен собрать по всему миру как минимум вдвое больше, чем вложено. Понравится ли он нероссийской аудитории, мы скоро увидим, но по-другому я сделать просто не могу. А в России, я уверен, он будет столь же успешным, как и предыдущие проекты. Все аргументы для этого есть. Впервые российская команда сняла фильм с бюджетом $150 млн для отечественного рынка. То есть мы просто поехали туда, использовали ресурсы американского кино и сделали фильм. Для российского рынка будет сделана адаптация. Но даже в американской версии звучит русская по духу музыка и американские актеры играют так, как играли бы наши. А с точки зрения продвижения фильма очень удобно, что у нас есть такой партнер, как Universal. Я думаю, сочетание нашего опыта в России и опыта Universal в мире поможет выпустить неординарный, правильно упакованный продукт, в котором будет много привлекательного для аудитории.

– Как ваш партнер относится к увеличению бюджета фильма в несколько раз с момента запуска?

– Очень хорошо относится. Это же не я предлагаю увеличивать бюджет, а сама студия принимает решение. Как только Universal увидела, что у фильма появляются перспективы, то начала инвестировать новые средства, поднимая его на другой уровень. Мы начинали с $45 млн, а в Голливуде для режиссера, снимающего первый англоязычный фильм, это уже считается очень большим бюджетом. Когда мы приступили к съемкам фильма и студия начала получать материалы, после какого-то периода стало понятно, что им нравится – настолько, что они решили усилить сценарий и пригласить в фильм таких звезд, как Морган Фримэн и Анджелина Джоли. За счет их гонораров в конце концов бюджет поднялся до такого размера. Сначала планировалось выпустить фильм в марте, но студия решила перенести премьеру на июнь – это время, когда в Америке выходят самые большие фильмы. Рекламу Wanted показали во время трансляции Суперкубка – это финал американского футбола, который смотрит вся страна. То есть ставки растут. Почему они это делают, я, честно говоря, и сам не понимаю.

– А зачем вы собираетесь адаптировать фильм для российского рынка, если он и так русский по духу?

– Я думаю, что отношение к американскому кино у нас сильно испорчено именно качеством перевода. Американцы, как выяснилось, выделяют очень мало средств, чтобы адаптировать фильмы для российского зрителя. А звук – это больше чем половина успеха фильма. Когда американские мультфильмы типа «Шрэка» начали озвучивать наши звезды, сборы стали заметно расти. Уверен: если в перевод фильма будет инвестировано на порядок больше средств, чем обычно, то почти на порядок больше будут и сборы.

– Насколько адекватны гонорары кинозвезд в Голливуде?

– Звезды уже не являются тем фактором, что приводит зрителей в кино. После «Властелина колец», «Гарри Поттера», «Трансформеров» американские киностудии столкнулись с такой проблемой: звезды больше не работают в качестве гарантии сборов. Те фильмы собрали огромные деньги на новом зрелище, новых ощущениях за счет истории, жанра, спецэффектов. Пока по инерции их все равно зовут и платят им большие деньги. Но уже понятно, что кино изменилось, зритель за другим ходит в кино, а этих звезд больше нет, они погасли. Анджелина Джоли – одна из немногих, кто еще способен привлечь зрителей, но просто как знаменитость, которая ведет активный образ жизни, а не кинозвезда.

– Как делятся доходы между вами и прокатчиками?

– Стандартно: 50% получают кинотеатры, 10–15% – дистрибутор, остальное продюсер плюс творческие участники проекта в виде роялти.

– Российские инвесторы заинтересовались отечественным кино и начали вкладывать в него деньги, вы это уже как-то ощущаете?

– Нет, не ощущаю никак. У меня такое впечатление, что с тех пор, как экономика начала стабилизироваться, где-то с 2000–2003 гг., и у людей появились свободные средства, в кино инвесторов приводят амбиции, а не желание заработать деньги. То есть пока для них это просто развлечение. Реально 95% фильмов в России сейчас не окупается, я уверен в этом.

– А в Америке?

– В Америке много фильмов тоже не возвращают деньги. Хотя там еще и огромная международная система дистрибуции с защищенными правами производителя, они показывают свои фильмы по телевидению во всех странах. У них это как индустриальная машина работает. Но кинобизнес в целом тоже не сверхприбыльный. Иначе киностудии не были бы частью огромных корпораций. Каждая большая американская студия является «дочкой» какой-либо махины: Universal принадлежит General Electric, Columbia Pictures – это Sony.

– У нас тоже к этому все идет? Вы вот свои компании продавать не планируете?

– В российской киноиндустрии пока просто нечего покупать. А у моих компаний есть возможность развиваться без сторонних инвестиций – есть Universal, другие партнеры. Нет смысла продаваться. Вопрос ведь не в том, чтобы найти деньги. Вопрос в том, чтобы найти, вырастить эффективные, успешные проекты. Когда требовательно относишься к девелопменту, к разработке проекта, проблем с деньгами не будет. В кино ведь огромное количество предложений, и очень мало доходит до конца. Потому что, когда ты инвестируешь средства, ты должен быть точно уверен в продукте. Один фильм стоит как огромный завод. И риски большие.

– Телевидение в России уже лет восемь находится под идеологическим и финансовым контролем государства. Может ли сложиться такая же ситуация в кино?

– Если у государства есть деньги и возможность за это платить, это произойдет. Ничего в этом страшного нет. Рынок так устроен, что у кого есть средства платить, тот и будет заказывать музыку.

– Расскажите, чем занимаются ваши собственные компании.

– «Базелевс» с самого начала производит рекламу и делает это до сих пор. Еще есть компания «Таббак», которая занимается только кинопроизводством. Мы ее когда-то учредили с Бахытом Килибаевым (режиссер, автор рекламной кампании АО «МММ». – «Ведомости»). Но сейчас в связи с Universal и со всем тем, что произошло со мной за последние три года, их роль в кинопроцессе снижается. Есть третья компания, которая названа моим именем, и она с Universal вместе занимается производством и прокатом. На ней все права на фильмы аккумулируются.

– Это прибыльный бизнес?

– Пока это только инвестиции. И обязательства снимать три фильма в год – принципиально не больше, потому что иначе качество будет страдать. Это прокат в России фильмов, которые сняты и произведены мной в Америке. У русских фильмов бюджет будет обычный по местным меркам – не больше $5–7 млн. У американских – разные бюджеты: мультфильм Nine, который мы делаем с Тимом Бёртоном в трехмерной графике, – это $30 млн. Будет фильм после Wanted с еще большим бюджетом – такая сказка, фэнтези, пока не могу раскрывать замысел. И еще несколько проектов, которые пока прорабатываются.

– Сколько денег нужно на то, чтобы раскрутить фильм типа Wanted в США и у нас?

– В Америке обычно считают процент от предполагаемых сборов – примерно 25–30%. В России другая ситуация: промобюджет почти равен бюджету фильма. Если продюсер рассчитывает сделать из фильма событие, то он вынужден вкладывать 70% бюджета. С Wanted в этом смысле выгодное дело получается: произвели в США дорогой продукт, а инвестировать в его продвижение в России надо гораздо меньше, чем в США.

– Почему ваш «Ночной дозор» так выстрелил за границей?

– Наверное, все дело в том, что когда делаешь что-то конкретное и точное, то оно может оказаться универсальным. У нас задача была сделать жанровое кино для российского зрителя. А если пытаешься сразу делать для всех – получается ни для кого. Проблема американских студий как раз в том, что они пытаются произвести универсальный продукт, который отработал бы везде. Соответственно, получаются, как правило, очень средние, неточные, мало трогательные фильмы. Поэтому американское кино смогло завоевать мир за счет сильной идеи, вложений и всемирной инфраструктуры распространения – но потом стало уступать позиции национальным продуктам. И они, как понимаю, приняли решение – не производить в Америке один продукт для всего мира, а вкладывать деньги в локальное производство кинопродукта на каждом региональном рынке. В той же Индии, Китае и в России практически все американские студии пытаются что-то снимать. В киноиндустрии началась деглобализация.

– Как вы оцениваете перспективы кинорынка в России? Это будет взрывной рост или постепенное развитие?

– Конечно, взрывной рост! Сейчас кинотеатры существуют только в крупных городах – те, что были раньше в провинции, просто исчезли во времена перестройки. Рынок охвачен менее чем наполовину. Я думаю, что в ближайшие несколько лет в России снова откроются тысячи новых кинозалов. Рост будет минимум в два раза (по данным журнала «Кинобизнес сегодня», в конце 2007 г. в России было 1510 современных кинозалов в 649 кинотеатрах. – «Ведомости»). В советские времена самые успешные фильмы смотрели 70–80 млн зрителей – а у нас «Иронию судьбы – 2» по всему СНГ посмотрело 10 млн человек. Люди в городках с населением в 10 000 человек такие же граждане страны, как и другие. Их мнение по поводу того, почему фильм хороший или плохой, сейчас не учитывается никак. Больше половины населения страны не участвует в голосовании рублем. Только на «Иронии судьбы – 2» мы увидели в кинозалах аудиторию старше 35 лет впервые за долгие годы. Следующий шаг – привести к экранам провинцию. А для этого надо просто дать людям места, где они будут смотреть фильмы.

Время загрузки: 0,06 секунд
10,572,500 уникальных посетителей